Сердце как орган ритмической системы. Евсеенко Т. А.

Сердце как орган ритмической системы.
Лечение лекарственными средствами «WALA» нарушений сердечного ритма
Евсеенко Т. А.
Областная клиническая больница, г. Владимир

 «Что такое жизнь?
Изучайте ритмы. Ритм несёт в себе жизнь».
                                              Р. Штайнер

Биение сердца, не прекращающееся с момента рождения человека до его смерти, всегда отождествлялось с самой жизнью и воспринималось как удивительное явление. «Сердце, – писал В. Гарвей в своей книге «De motu cordis», – источник жизни, начало всего, солнце микрокосма, вся <…> сила организма» и далее, следуя учению Аристотеля, – «… ушко предсердия, где начинается пульсация, возбуждается кровью».
Врачи древности различали 81 форму пульса, отмечая самые разные его особенности. В современной медицине, и, в частности, в кардиологии, в клиническую практику стремительно внедряются новые высокоинформационные методы диагностики, углубляются знания механизмов возникновения аритмий. Но вместе с тем, всё дальше уходит в прошлое исконное представление о сердце, как о «солнце микрокосма».
Давно укоренилось мнение о том, что сердце – это мотор, тонкий и сложный механизм. Однако, признавая достижения современной медицины, вполне возможно представить человеческий организм с несколько других позиций, не теряя при этом глубоких знаний о нём наших великих предшественников.
Человеческий организм может быть представлен в виде полярности, где нервно-чувственный полюс противопоставлен полюсу обмена веществ. Эти два полюса связаны ритмической системой (сердце – лёгкие). Сердце, при этом, не может рассматриваться отдельно от всей системы кровообращения. Рассмотрим кратко систему кровообращения с иных, чем в академической медицине, позиций.
Венозная кровь из полюса обмена веществ по нижней полой вене поступает в правое предсердие. Здесь она встречается с кровью, поступающей по верхней полой вене от верхнего нервно-чувственного полюса. Оба венозных потока поступают в правый желудочек, из него – в лёгочную артерию. В лёгких кровь обогащается кислородом и по четырём лёгочным венам поступает в левое предсердие, а затем – в левый желудочек. Мощный левый желудочек в конце диастолы как бы охватывает кровь; в это мгновение движение крови приостанавливается и левый желудочек превращается в орган восприятия. Затем кровь изгоняется в аорту и распространяется по всей артериальной системе. В артериальной системе господствует астральное тело (тело наших ощущений), оно и определяет тонус артериальной системы и уровень артериального давления.
Импульс к движению крови по венам возникает в системе микроциркуляции, он проистекает из космически-периферических сил, существующих в природе. Таким образом, венозный кровоток осуществляется благодаря действию эфирных сил.
Левая половина сердца подвержена интенсивному включению астральной организации, вследствие чего оказывается подчёркнутой систола, притом, что миокард левого желудочка в три раза толще миокарда правого желудочка. Правая половина сердца связана с метаболическим полюсом и эфирной организацией. Здесь более выражен диастолический импульс, что для сердца означает фазу восстановления и покоя.
В условиях негативного стресса деятельность левого сердца оказывается односторонне усиленной и равновесие между деятельностью левого и правого сердца нарушается.
Если вспомнить систему внутренней циркуляции сердца, то оказывается, что кровь, питающая миокард, из коронарных артерий через артериолы поступает в межклеточное интерстициальное пространство, откуда отводится в систему венозных сосудов. В норме имеется равновесие между артериальным притоком и венозным оттоком. Но в условиях интенсивной работы левого желудочка и, как бы ушедшей на задний план, деятельности правого желудочка – равновесие между притоком и оттоком нарушается, и, тем самым, создаются условия для отёка миокардиального синцития. Этот отёк играет важную роль в возникновении заболеваний сердца.
Прежде чем говорить о нарушениях сердечного ритма, важно представить, как формируется сердечный ритм, как он связан с ритмами внутренних органов и с ритмами внешнего мира.
Нервно-чувственный полюс получает внешние впечатления через органы чувств; головной мозг как бы перерабатывает эти чувственные восприятия так, что они содействуют тому, чтобы артериальная кровь изменилась, преобразовалась в венозную, которая по верхней полой вене поступает в правое предсердие. Не случайно Р. Штайнер выделял систему кровоснабжения головного мозга в отдельный, малый кругооборот крови. Анатомические особенности артериальной и венозной системы головного мозга, а также спектр кровотока в этих сосудах отличаются от других отделов сосудистой системы.
В большой круг кровообращения включены органы нижнего метаболического полюса, из которых Р. Штайнер выделял селезёнку, печень и желчный пузырь. Эти органы занимаются формированием «продуктов питания» для человеческого организма, которые затем поступают в кровь и разносятся по всему организму.
Особое внимание Р. Штайнер уделял селезёнке, называя её первым органом, с которым встречается кровь в метаболическом полюсе. Оккультисты древности назвали селезёнку именем первой планеты в солнечной системе, поэтому селезёнка была названа Сатурном в человеке. Подобным же образом печень была названа внутренним Юпитером, а желчный пузырь – внутренним Марсом.
С точки зрения антропософии селезёнка представляет собой орган, который находится в постоянном ритмическом движении, причём её ритм существенно отличается от других ритмов, – он гораздо менее регулярен.
Как известно, нерегулярный приём пищи и, особенно, жидкости – достаточно распространен. Для того чтобы пища и жидкости могли быть включены в ритм организма, они должно быть преобразованы так, чтобы, по крайней мере, были устранены самые грубые нарушения последствия нерегулярного приёма пищи. Органом, выполняющим эту функцию, является селезёнка – своего рода «трансформатор», выравнивающий последствия нерегулярной деятельности пищеварительного тракта, с целью сохранения ритмичности циркуляции крови.
Для того чтобы человек мог быть сформирован сообразно своему существу, мог развивать свою индивидуальность, особенно важно, чтобы именно кровь, как центральный орган его существа, как носитель «Я» могла действовать в своём собственном ритме.
В большом и в малом мире все действия связаны между собой. И если что-либо – будь это солнечная система или система крови человека вычленяется из окружающего мира и следует своей собственной закономерности, то подобная система начинает нарушать законы окружающего мира. Таким образом, человек не только должен преодолеть последствия нерегулярных внешних воздействий, но и создать свой собственный ритм, причем этот созданный ритм, должен быть вновь сформирован сообразно ритму внешнего мира.
Непосредственное сообщение с внешним миром происходит, когда кровь, проходя через лёгочные альвеолы, соприкасается с внешним воздухом. Кислород, которым насыщается кровь, через оксигемоглобин соответствует собственной природе крови.
Такое непосредственное взаимодействие с воздухом даёт возможность пронизывать систему кровообращения внешними ритмами. Человек, в процессе восприятия внешнего мира, сообщается с ним не только через вдыхаемый воздух, но также и через органы чувств. Это некий высший, духовный процесс дыхания.
Р. Штайнер представляет отношение человека к космосу посредством известных расчётов: например, если принять ЧД в мин=18, то в сутки человек делает 18х60х24 = 25.920 дыхательных циклов. Средняя продолжительность жизни человека примерно 70 – 71 год, или 365х71 = 25.915 дней. И продолжительность Платонова года, т.е. время обхода солнцем зодиака (точнее говоря время совершение одной из условных кардинальных точек, связанных с годовым обращением солнца, точкой весеннего равноденствия полного оборота по зодиаку) – 25.920 лет. Это удивительный пример связи человека с мирозданием.
Сердце – это тот орган, который предоставляет себя воздействию внешнего мира и мира внутреннего. Уравновешивающей системой, благодаря которой организм в состоянии справиться с возникающей дисгармонией, является система почек – надпочечников. Человек вчленён в мировой процесс благодаря тому, что пульсации его сердца являются выражением не только того, что происходит в человеке, но и сил космоса, и, следовательно, той борьбы, которая разыгрывается в космосе между светом и тяжестью.
Здоровье есть равновесие между воспалительными и дегенеративными процессами, а крайним проявлением последних является опухолевый процесс. Болезнь выбрасывает нас за пределы этого равновесия; так что организм должен сознательно искать его. Эти исключительно тонкие, динамичные процессы воспринимаются сердцем. Эта борьба может отражаться в нарушениях сердечного ритма, например – в пароксизмальной тахикардии.
Изучая анатомические особенности проводящей системы сердца, можно выявить ряд интересных особенностей:
1. Синусовый узел (основной водитель сердечного ритма) находится в правом предсердии около устья верхней полой вены, несущей кровь от нервно-чувственного полюса. Атриовентрикулярный узел (центр автоматизма второго порядка) находится также в правом предсердии, в нижней его части, вблизи устья венозного синуса, собирающего кровь от сердца; рядом находится устье нижней полой вены, несущей кровь от нижнего обменного полюса. Центры латентного автоматизма в левом предсердии находятся вокруг устьев четырех лёгочных вен, которые несут кровь из лёгких. Таким образом, все центры автоматизма в сердце находятся вблизи устьев вен, собирающих кровь со всего организма, и несущих информацию как от нервно-чувственного полюса, так и от нижнего полюса обмена веществ, а также от лёгких, откуда приходят воздействия внешних ритмов. Отсюда становится совершенно очевидной роль сердца как органа ритмической системы, которая объединяет собой весь организм человека.
2. Пейсмейкерные клетки всех центров автоматизма находятся в едином мезенхимальном синцитии миокарда. Здесь находятся окончания симпатической и парасимпатической нервной системы. Здесь действует «Я»-организация. Таким образом, возникновение импульсов, их ритм, определяется сложным комплексом факторов.
К сердечным аритмиям относятся изменения частоты ритма сердца, нарушения регулярности функции источника возбуждения сердца, нарушения проведения импульса. Причиной аритмий являются как органические заболевания, так и различные нейрогенные факторы. Нередко аритмии возникают у пациентов, не имеющих органических изменений в сердце – это так называемые идиопатические аритмии, за которыми зачастую скрываются психосоматические расстройства.
Исключительное значение в происхождении аритмий имеет психосоциальный стресс. По данным ряда авторов, психологический стресс предшествует 20 – 30% случаев развития угрожающих жизни сердечных аритмий.
Рассмотрим некоторые виды аритмий.
Синусовая аритмия – это нерегулярный сердечный ритм, выражающийся на ЭКГ в колебаниях параметров интервала RR. Это может быть и вариантом нормы, если колебания интервала RR – не > 0,15 сек. Чаще всего эти колебания связаны с фазами дыхания и отражают преобладание парасимпатической регуляции над симпатической. Синусовая аритмия, не связанная с фазами дыхания, часто встречается у пожилых людей и не является патологией. Ригидность синусового ритма, т.е. исчезновение его колебаний – всегда явление патологическое. М. С. Кушаковский говорил о пластичности синусового узла (пейсмейкерном комплексе). Импульсы могут возникать поочерёдно то в синусовом узле, то в очагах латентного автоматизма предсердий. Это синдром миграции водителя ритма. Миграция водителя ритма часто встречается у детей и подростков. В этом случае колебания интервала RR могут быть весьма значительными. У некоторых детей этот процесс протекает достаточно гармонично и каких-либо жалоб они не предъявляют. У других же синусовая аритмия настолько выражена, что даже может появиться синоаурикулярная блокада, брадикардия, не свойственная детскому возрасту; могут развиться ортостатические нарушения, головокружения, иногда обмороки.
В Германии было проведено обследование детей с проявлениями вегето-сосудистой дистонии. У всех было нарушено соотношение ЧСС и ЧД, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения (в норме это соотношение составляет 4:1). Такие дети в течение месяца получали препарат Cardiodoron фирмы Weleda (аналогичный препарат фирмы WALA – Primula comp.). В результате проведенного лечения соотношение ЧСС и ЧД у детей приблизилось к нормальному показателю, а проявления вегето-сосудистой дистонии значительно уменьшались или исчезли.
Состав препарата Cardiodoron:
Препарат Primula comp.;
Primula e floribus ferm 33c D2;
Onopordum e floribus ferm 33c D2;
Hyoscyamus ex herba ferm 33d D3;
Conchae D9.
Рецептура этого лекарственного средства восходит к рекомендациям Р. Штайнера.
Доктор Ита Вегман (Швейцария) изготовила препарат Primula comp. по той же рецептуре, но по методу WALA. В состав препарата входят два растения, полярные по отношению к свету и теплу: космически небесный первоцвет, расцветающий ранней весной и массивный, абсолютно земной татарник, расцветающий в разгар лета. Отношение их к жидкостным процессам также противоположно: в конце диастолы кровь в желудочках сердца как бы замирает (это primula-процесс), а затем в систолу – ускоряется (это onopordon-процесс). В состав препарата входит белена черная – Hyoscyamus niger, которая содержит алкалоиды гиосциамин, скополамин. В выборе белены черной в качестве составной части сердечного лекарственного средства отражается его лекарственная картина; неоднократные стрессовые ситуации, создающие чрезмерную нагрузку на сердце через нервную систему и дыхание, формируют состояние беспокойства, вызывают аритмии в виде чередующихся тахи- и брадикардий, чувство страха и т.д. Conchae D9 – один из ингредиентов препарата Cardiodoron – это препарат, приготовленный из извести раковин устриц. Это средство издавна применялась для воздействия на лимфатическую систему. Как минеральное лекарственное средство Conchae действует на «Я»-организацию, а как препарат животного происхождения (известь моллюска) – на эфирную организацию, прогревая и оживляя лимфатическую систему. Положительный эффект от применения препарата получен нами у детей и подростков с вышеописанным нарушением ритма и с вегето-сосудистой дистонией. Применение данного препарата рекомендуется в качестве основной терапии при всех заболеваниях сердца (Виктор Ботт), обусловленных как доминированием полюса метаболизма (воспаление), так и преобладанием нейро-сенсорного полюса (стенокардия, инфаркт миокарда, кардионевроз и т.д.).
Синдром бради-тахикардии.
Данный синдром является следствием слабости синусового узла и характеризуется чередованием периодов брадикардии с эпизодами тахикардических нарушений ритма. Как известно, лечение данной патологии представляет значительные трудности, и нередко имплантация кардиостимулятора является единственным средством нормализации ритма сердца. Основными лекарственными средствами, которые мы применяли при данной патологии, являются следующие препараты фирмы WALA: Aurum/Stibium/Hyoscyamus и Strophanthus comp.
Рассмотрим особенности действия этих препаратов.
Aurum/Stibium/Hyoscyamus
Состав: Aurum metallicum D10, Stibium metallicum D8, Hyoscyamus niger ex herba D5
В процессе гомеопатизации золото освобождаясь от своей застывшей формы, вносит свой вклад в борьбу с патологическим Aurum-процессом, который выражается в усилении притока артериальной крови и в отёке мезенхимальной ткани левого желудочка, в результате чего возникает опасность развития инфаркта миокарда, и нарушений сердечного ритма.
Stibium metallicum D8
Если действие золота связано с левым сердцем, то действие сурьмы связано с правой половиной сердца, обладающей более слабой мускулатурой и в значительной степени находящейся под влиянием притекающей в него венозной крови. Гомеопатические показания к применению сурьмы связаны также с ситуациями, при которых снижается сократимость левого желудочка и патологически усиливается интерстициальный жидкостный процесс в левом сердце, в результате чего снижается уровень артериального давления; возникает опасность сосудистого коллапса с выделением холодного пота. Подобные ситуации возникают при инфаркте миокарда, тяжёлых, угрожающих жизни нарушениях сердечного ритма.
Таким образом, лекарственные картины сурьмы и золота являются не только полярными по отношению друг другу, но и взаимно друг друга дополняющими.
Hyoscyamus niger ex herba D5
В то время как металлы сурьма и золото, согласно антропософским представлениям, действуют на «Я»-организацию, то в ядовитом растении Hyoscyamus niger мы имеем дело с субстанцией, в первую очередь действующей на астральную организацию. В клинической картине отравления беленой черной проявляется беспокойство, чувство страха, аритмии с чередованием тахи- и брадикардий.
Препарат Aurum/Stibium/Hyoscyamus относится к лекарственным композициям, созданным под руководством доктора медицины Иты Вегман. Сочетание компонентов этого препарата помогает восстановлению нарушенных взаимоотношений левого и правого отделов сердца, уменьшению отёка миокардиального мезенхимального синцития.
Strophanthus comp.
Препарат был создан как альтернатива препарату Aurum/Stibium/Hyoscyamus.
Состав: Strophanthus combe e semine D5, Aurum metallicum D10, Stibium
metallicum D8.
Strophanthus combe – вьющееся растение тропических лесов, которое тянется к свету в виде длинных лиан и на уровне крон деревьев образует чаши цветов. Плоды растения содержат множество семян, обладающих горьким вкусом и содержащих гликозид строфантин. В потенцированной форме Strophanthus, несущий в себе активные силы света, купирует патологически усиленную систолическую тенденцию левого желудочка и действует расслабляюще при доминировании систолического импульса. К области его применения относятся и брадикардии, обусловленные односторонним преобладанием исходящего из «верхнего человека» замедляющего импульса. Действие двух остальных компонентов описано выше.
Препараты Strophanthus comp. и Aurum/Stibium/Hyoscyamus с успехом применялись нами для лечения синдрома бради-тахикардии.

Клинические наблюдения.
1. Пациент М., 86 лет.
Наблюдается с 12.01.1999 г. При мониторировании по Холтеру выявлена брадикардия с ЧСС до 40 ударов в мин., частые пароксизмы мерцательной аритмии с ЧСС до 120 ударов в мин. Больному была предложена имплантация ЭКС, от которой он отказался. В январе 1999 г. было начато лечение препаратами фирмы WALA: Strophanthus comp. по 5–7 гранул 2 раза в день (через день) и Aurum/Stibium/Hyoscyamus по 7 гранул 2 раза в день. В течение двух недель состояние больного улучшилось: ЧСС в дневные часы возросла с 48 – 50, до 60 – 70 ударов в минуту, значительно реже стали возникать пароксизмы мерцательной аритмии. Через некоторое время у больного установилась постоянная форма мерцательной аритмии с нормальным или умеренно учащенным ритмом сердца. В течение 10 лет этот пациент раз в месяц приходит к нам на консультацию. Препараты принимает практически постоянно. Кроме вышеназванных препаратов пациент периодически принимает препараты: Primula/Convallaria comp., Crataegus/Cor comp., Arnica/Plumbum comp. B.

2. Пациентка Е., 1944 г.р.
С 12-ти лет брадикардия с ЧСС 48 – 50 ударов в мин., экстрасистолия. При проведении ЭФИ выявлено наличие аномальных путей проведения. С 1996 г. начались частые пароксизмы мерцательной аритмии, примерно один раз в неделю. Принимала ритмонорм до 6 табл. в день. При мониторировании по Холтеру подтверждена брадикардия (ЧСС 46 – 48 ударов в мин.). В марте 1998 г. начато лечение препаратами: Strophanthus comp. по 5 – 7 гранул 3раза в день, Aurum/Stibium/Hyoscyamus по 7 гранул на ночь для купирования пароксизмов. Одновременно уменьшена доза ритмонорма до 1 – 2 таблеток в день. Кроме того, применялись препараты: Cactus II comp., Avena comp., Melissa/Sepia comp. На фоне терапии был отмечен достаточно быстрый эффект: пароксизмы мерцательной аритмии стали реже (в течение нескольких месяцев их не было ни разу); ритмонорм был отменён. Отмечено учащение дневного ритма до ЧСС 70 – 80 ударов в мин. В последующем отмечалась экстрасистолия, редкие пароксизмы мерцания предсердий.

3. Пациентка В., 1936 г.р.
В анамнезе операция по поводу c-r правой почки (1995 г.). С этого времени на фоне брадикардии начались пароксизмы мерцательной аритмии 2 – 3 раза в месяц, продолжительностью до 2-х суток, с ЧСС до 150 ударов в мин., сопровождавшиеся падением артериального давления, ощущением страха смерти и требовавшими вызова «скорой помощи», нередко с госпитализацией в кардиологический стационар. Кроме того, беспокоила стенокардия при ускоренной ходьбе. Проводилось лечение: Strophanthus comp., Strophantus/Nicotiana comp. по 5 – 7 гранул 3 раза в день, Aurum/Stibium/Hyoscyamus по 7 гранул на ночь, и для купирования пароксизма аритмии по 7 гранул каждые 2 часа до 3 – 4 приёмов. Кроме того, пациентка периодически принимала препарат Cactus II comp. Количество пароксизмов сохранялось до 2-х раз в месяц, но протекали они значительно легче, продолжительность их составляла несколько часов, они не сопровождались падением артериального давления и не требовали вызова «скорой помощи». Пациентка наблюдалась в течение 2-х лет, после чего прекратила приём препаратов. Постепенно возобновились прежние клинические проявления нарушения ритма сердца, что повлекло за собой необходимость имплантации ЭКС.
Этот пример хорошо демонстрирует необходимость постоянного приёма препаратов в сложных случаях нарушений ритма сердца.
При пароксизмальных нарушениях ритма – пароксизмальной тахикардии и пароксизмальной мерцательной аритмии мы достаточно успешно применяли препарат Aurum/Stibium/Hyoscyamus в сочетании с препаратом Crataegus или его композициями.
Приведу пример лечения пациента с достаточно длительно существующей, около 1,5 лет, мерцательной аритмией.

4. Пациент А., 54 года.
Постоянная форма мерцания предсердий в течение 1,5 лет. Жалобы на учащенное сердцебиение, одышку при физической нагрузке. При УЗ-исследовании сердца органической патологии не выявлено. Клинических проявлений ИБС нет. По профессии архитектор, не имеющий в последние годы постоянной работы. Сложные душевные переживания в детстве, авторитарные родители, неустроенность в профессиональной карьере, трагическая смерть друга, хронический негативный стресс и несоответствие личностных целевых установок требованиям жизни вызвали перенапряжение уравновешивающих сил сердца, следствием чего явилось нарушение сердечного ритма. Лечение: Aurum/Stibium/Hyoscyamus, Primula comp., Crataegus D3, Crataegus/Cor comp. В течение двух месяцев нарушение ритма сохранялось, но пациент отметил исчезновение душевного дискомфорта и улучшение сна. Через некоторое время восстановился синусовый ритм. В последующем, при нервном напряжении, опять возникла мерцательная аритмия, но приём препаратов достаточно быстро способствовал восстановлению синусового ритма.
При экстрасистолии на фоне функциональных нарушений сердечного ритма, дисгормональных нарушений в период менопаузы, при ИБС, мы также успешно применяли препарат Primula/Convallaria comp. В состав его, кроме четырех компонентов препарата Primula comp. входит Convallaria – майский ландыш и потенцированный органопрепарат сердца Cor Gl D8. Этот препарат мы применяли и для лечения сердечной недостаточности у больных с пороками сердца в комплексе с другими препаратами «WALA».
Для лечения пароксизмальных нарушений ритма рекомендуется потенцированный органопрепарат Fasciculus atrioventricularis Gl. При иных нарушениях ритма сердца опыта применения этого препарата у нас нет.
Логично предположить, что потенцированный органопрепарат атриовентрикулярного соединения может быть использован для лечения атриовентрикулярной блокады. Из опыта наших коллег при атриовентрикулярной блокаде высокой степени органического генеза применением указанного потенцированного органопрепарата не удаётся восстановить атриовентрикулярную проводимость. Однако, у одной пациентки 85-ти лет при атриовентрикулярной блокаде II-III ст. с ЧСС 38–40 ударов в мин. при применении потенцированного органопрепарата Fasciculus atrioventricularis Gl в потенции D6, D30, в сочетании с препаратами Strophanthus comp., и Crataegus/Cor comp., было достигнуто восстановление атриовентрикулярной проводимости с ЧСС до 70 ударов в мин., которая сохранялась в течение 2-х месяцев. Удивительно было наблюдать быстроту гемодинамических сдвигов: снижение артериального давления, исчезновение отёков, значительное уменьшение одышки.
Таким образом, результаты лечения нарушений сердечного ритма препаратами фирмы WALA демонстрируют высокую эффективность при различных нарушениях сердечного ритма, как тахи-, так и брадикардического характера, в том числе и при некоторых опасных для жизни аритмиях, например при синдроме бради-тахикардии, как проявлении синдрома слабости синусового узла. 

 Доклад был прочитан на XlX Московской международной гомеопатической конференции "развитие гомеопатического метода в современной медицине", 23-24 января 2009 г.,
Дом ученых РАН, ул. Пречистенка, д. 16

Banderole - Dekoelement